ЛЮДМИЛА ПЕТРАНОВСКАЯ: «ВАЖНО, ЧТОБЫ РЕБЕНОК ИМЕЛ ПРАВО НА НЕПОСЛУШАНИЕ»

Многие родители видели в интернете ролик: из десяти 7-12 летних детей с чужим дядей с площадки не ушел лишь один семилетний мальчик. К счастью, этот ролик представлял собой результат телевизионного эксперимента. Корреспондент Littleone Ира Форд задала вопрос семейному психологу, автору книг для детей и родителей Людмиле Петрановской — как предупредить детей об опасностях, но не застращать?

«Риски для ребенка должны оценивать родители»

— Людмила Владимировна, многих родителей волнуют вопросы «Как обезопасить ребенка? Как подготовить его к возможным опасным ситуациям в социуме, но сделать это так, чтобы он не был запуган и не трясся от ужаса, воображая, что с ним может произойти?»
— Действуйте, исходя из возраста ребенка. Так, в 4-5 лет в ответственность ребенка входит безопасность в общении с материальным миром. Ребенок должен понимать, откуда надо прыгать, откуда не надо, куда можно залезать, а куда не стоит; что прежде, чем лезть на табуретку, надо проверить, устойчиво ли она стоит. А что касается отношений людей и опасностей, исходящих от них, то не стоит питать иллюзий, что мы можем что-то объяснить, и ребенок в опасной ситуации поведет себя так, как мы сказали. Ребенка 5-7 лет легко обмануть и запутать. О готовности ребенка как-то понять плохой умысел или распознать неискренность можно начинать говорить лет с 8-9, никак не раньше.

— То есть, к примеру, до 8 лет ребенка нельзя оставить около входа в магазин одного даже на несколько минут?

— Оценка возможных рисков для ребенка всегда лежит на родителях, на взрослых. Вряд ли в людном месте в разгар дня восьмилетнему ребенку грозит какая-то опасность. Но если вы спросите: «Можно ли отпускать первоклассника одного во двор?», я не дам однозначного ответа. Одно дело, если двор более-менее закрыт, и там все время сидят на лавочке какие-нибудь бабушки-соседки, и другое дело, если двор проходной, через него ходят все, кому не лень, и ездят машины. Если мы отпускаем ребенка гулять одного, то либо сами оцениваем это место, как безопасное, либо рассчитываем, что рядом с ребенком находятся другие взрослые, которые за ним присмотрят. А рассчитывать на то, что ребенок позаботиться о своей безопасности сам — не стоит.

«Важно, чтобы ребенок имел право на непослушание. Можно и нужно нарушать все правила»

— Допустим, ребенок достиг такого возраста, когда родители чувствуют в нем ответственность за свою безопасность и готовность остаться на улице одному. Как подготовить его к ситуациям, которые могут с ним произойти?

— Очень важно, чтобы ребенок знал, что бывают ситуации, в которых можно и нужно нарушать все правила: кричать, драться, царапаться, делать все, чтобы защитить себя. Наш социум не любит вмешиваться в чужие проблемы, и если ребенок будет кричать «Не хочу!» или «Не пойду!», все решат, что влезать в ситуацию не надо, это родитель с ребенком, и ребенок капризничает. Объясните ребенку, какие именно слова нужно кричать в ситуации, если посторонний человек подходит к нему, берет его за руку и тащит его в машину («Я вас не знаю!»). А вообще к возможным опасным ситуациям родители готовят ребенка всей совместной жизнью и общением: обсуждая книжки, фильмы, ситуации, реагируя на других людей. И если уж отвечать на этот широкий вопрос, лучше сразу обратить внимание на две ошибки, которые делают родители.

Во-первых, есть опасная мысль, которую родители нередко внушают детям: «Неприятности случаются с непослушными детьми». Понятно, что когда взрослые это говорят, они не имеют в виду ситуацию с внешней угрозой, а хотят повлиять на поведение ребенка прямо сейчас и используют вот это запугивание: не будешь слушаться, тебя заберет… кто-нибудь там, а если ты послушный, с тобой ничего не случится. Но ведь если кто-то захочет обидеть ребенка, он точно не будет вникать, слушался ли этот ребенок утром маму и хорошо ли кушал кашу в детском саду. Побочным следствием этой родительской мысли становится искажение картины мира у ребенка: ему кажется, что не только родителям есть дело до того, послушный он или нет, но и всему миру. Но увы! – всему миру нет никакого дела до послушности, миру есть дело только до осторожности и бдительности ребенка. Кроме того, послушный ребенок в подобной ситуации более уязвим: если к нему подойдет абсолютно любой взрослый и твердым голосом скажет: «Иди со мной!», он пойдет. Потому что он привык, что команды у него «проваливаются в ноги», и он не привык относиться к ним критично. Важно, чтобы ребенок имел право на непослушание, на неподчинение.

Вторая важная ошибка, которую нередко совершают родители, — проламывают естественную защитную силу ребенка от посторонних людей. Её еще можно назвать застенчивостью или даже невежливостью. Родители нередко замечают, что с того возраста, как ребенок начинает понимать указания, он игнорирует просьбы и/или приказы постороннего человека: это инстинктивная программа следования за своим и неследования за чужим, которая за годы эволюции сформировалась для обеспечения безопасности малыша. Ребенку свойственно стесняться и дичиться постороннего, прятаться от него, не улыбаться, не быть милым и не здороваться с каждым встречным-поперечным. А когда родителям хочется, чтобы их ребенок был социально приятен, они начинают его стыдить за то, что он стесняется, и требовать, чтобы он был общительным и контактным с посторонними. И… в качестве побочного эффекта от послушного ребенка получают в результате ребенка, лишенного естественной защитной силы.

«Важно, чтобы ребенок понимал, что он — ценность»

— Стоит ли ребенку заниматься боевыми искусствами, чтобы предотвратить опасные ситуации?

— Я думаю, боевые искусства сами по себе не помогут маленькому ребенку справиться со взрослым человеком. Наоборот, они могут создать некую иллюзию неуязвимости: «То, что другим нельзя, мне можно, ведь я — крутой каратист». Но с реальным бандитом или маньяком никакой самый крутой десятилетний каратист не справится. Важно, чтобы тренер не вводил детей в иллюзию, что раз они умеют теперь вот так ногой делать, им сам черт — не брат. И если это условие выполнено, то противопоказаний к боевым искусствам нет: они повышают внимательность, бдительность, самоконтроль, и этим уменьшают шансы ребенка попасть в беду.

— Можно ли как-то косвенно усиливать самооценку ребенка, повышать его уверенность в себе, чтобы в потенциально опасной ситуации у него хватило сил и храбрости на то, чтоб повести себя не так, как в обычной жизни?

— Важно, чтобы ребенок понимал, что он — ценность. И в этом смысле просто хорошие отношения с ребенком и забота о нем готовят его к опасностям лучше, чем все остальное. Замечали пренебрежение к себе у детей из неблагополучных семей: «А чё такого?», «Чё со мной будет?», «Фигня!». Вот это прямая дорога в сомнительные ситуации.

Но если говорить объективно, то случаев, когда дети попадают в криминальные ситуации типа «подошел маньяк, взял за руку и увел куда-то», ничтожно мало. Гораздо более серьезные риски представляет семья, где родители (родственники) подвергают опасности детей, а также детские сады и школы, где взрослые не берут на себя ответственность за то, за что они должны брать на себя ответственность.

Когда педагоги не умеют работать с детской группой, не готовы иметь дело с групповой агрессией, не знают, как разрулить ситуацию насилия между детьми, а могут только погрозить пальцем и прочитать нотацию о том, что так поступать нехорошо (или, еще хуже, развивают идею, что других не обижают, а обижают тебя, потому что ты сам виноват) — родителю хорошо бы задуматься о том, что безопасность ребенка в этом случае под угрозой.

 

Источник: https://littleone.com/publication/1190-lyudmila-petranovskaya-vazhno-chtoby-rebenok-imel-pravo-na-neposlushanie

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *